26.09.2007

оказались не по зубам Михаэлю Шумахеру

Почему пилоты чемпионата FIA GT не очень-то стремятся в "Формулу-1", выяснял корреспондент "Ъ-Спорта" Алексей Доспехов.

Об этих гонках в России пока знают не очень много - что странно. Во-первых, в них успешно выступают сразу два российских пилота. Во-вторых, по мнению некоторых гонщиков, по зрелищности и трудности они даже превосходят первую "Формулу".

РУССКИЕ ПРИШЛИ

Начало марта. Монца, легендарная трасса под Миланом, которая у подавляющего большинства тех россиян, кто увлекается автогонками, наверняка вызовет ассоциации исключительно с "Формулой-1" и Ferrari. Сегодня здесь тоже ревут двигатели и тоже можно увидеть Ferrari. Но совсем не такие, на каких гоняются Михаэль Шумахер с Рубенсом Баррикелло, а Ferrari, похожие на серийные Modena и Maranello, только в "боевой" спортивной раскраске, с полагающейся в гонках "защитой", издающие страшный шум и несущиеся по трассе со скоростью, определить которую на глаз невозможно просто потому, что она слишком велика. Потом я узнал, что 320 км/ч для этих автомобилей еще не предел.

В Монце 28 марта состоится первый из 11 этапов чемпионата FIA Grand Tourism для кузовных автомобилей, а сейчас проходят первые в сезоне тесты команд, в нем участвующих. Ferrari (их используют сразу несколько "конюшен"), как обычно, среди фаворитов. Но в фаворитах и другие. Скажем, вот на трассу выезжает желто-зелено-белый Porsche-911, принадлежащий команде Yukos-Freisinger. Команде, наверное, самой интернациональной во всем чемпионате. У нее российский спонсор - ЮКОС, немецкий шеф - Манфред Фрайзингер. В одном экипаже вместе со Стефаном Ортелли из Монако едет француз Эммануэль Коллар, во втором двое русских - Алексей Васильев и Николай Фоменко. "Экипаж" в данном случае - необходимое определение. Дело в том, что в FIA GT в одной гонке на одной машине едут два пилота, сменяющие за рулем друг друга. Гонки длинные - по 500 км (как правило, на преодоление дистанции уходит около трех часов), поэтому происходит две смены: более опытный стартует и заканчивает, менее опытный дает ему отдохнуть в середине этапа.

Про то, что Николай Фоменко давно увлекается гонками, знают многие. Тем, кто полагает, будто для музыканта, шоумена и актера автоспорт - именно увлечение, стоило бы побывать в этот день в боксах Yukos-Freisinger. Фоменко был озабочен и говорил исключительно о гонках и их проблемах. О том, например, что некстати подвела погода - рассчитывали, что будет где-то +15, но на самом деле гораздо холоднее - и, значит, новую резину Michelin, которую приобрела команда, испытать не получится. "С тем составом, который используется в такую погоду, и так все понятно. А из тех четырех-пяти версий, которые варятся для лета, то есть для сезона, ни одну мы не можем опробовать ни сегодня, ни завтра,- объясняет он.- А значит, два дня реальных тестов не будет". Нет, когда говоришь с ним в такой обстановке, создается впечатление, что автоспорт для Фоменко - это почти все. И уж никак не рядовое увлечение.

С трассы возвращается напарник Николая Фоменко по экипажу Алексей Васильев. Вот он точно один из лучших наших пилотов-профессионалов. Мастером спорта стал еще в 1990 году, выигрывал разные соревнования. В FIA GT о Васильеве часто говорят как о состоявшейся звезде.

И вообще, к русским отношение в этой серии, насколько я успел заметить, очень хорошее. Не в том смысле, что приятные парни, а в том, что с ними считаются как с коллегами-профи. Попасть в FIA GT в top-20 по итогам сезона весьма престижно, поскольку команд здесь гораздо больше, чем в той же "Формуле" (в минувшем сезоне выступали 22 "конюшни"), у каждой по два автомобиля. Наши в прошлом году, выступая за Yukos-RWS, были шестнадцатыми. Заняли четвертое место на автодроме в итальянской Энна-Пергусе и должны были выигрывать в своем классе N GT (в котором в отличие от второго - GT - объем двигателя автомобиля ограничен 3,5 л). Не выиграли из-за жуткого невезения: у уверенно лидировавшего Алексея Васильева, увы, "кончился" двигатель.

В Монце Васильев делится впечатлениями от машины. Впечатления от 445-сильного Porsche в целом отличные: автомобиль мощный, а главное, как выражается Васильев, "эластичный", послушный при управлении. Но к секвентальной коробке передач - с такой он за долгую уже, несмотря на молодой возраст (ему всего 32 года), карьеру еще не ездил - надо привыкать.

Он рассказывает, словно заранее оправдываясь, что команде повезло со спонсором. У ЮКОСа, который появился в FIA GT год назад, долгосрочная гоночная программа, и радикально, даже если будут какие-то отдельные неудачи, ничего меняться не будет - можно, следовательно, спокойно трудиться. И все же и Алексей Васильев, и Николай Фоменко прекрасно понимают, что ждут от них - во всяком случае от их команды - победы. Ведь два последних года в N GT Freisinger и его лидер Стефан Ортелли были первыми. Если станут с новым спонсором и новой, говорят, какой-то уникальной машиной вторыми, то это, видимо, не очень здорово.

ОТ КРИЗИСА К ПРОЦВЕТАНИЮ

Однако неправильно было бы думать, что FIA GT интересен лишь из-за перспектив российской победы в нем. Интересен он давно уже сам по себе. Вот некоторые данные, это доказывающие. Рекорд посещаемости той же гонки серии в Спа - 250 тыс. человек (чуть меньше, чем Гран-при Бельгии в "Формуле-1"). В Монце на заключительный этап прошлого сезона пришло примерно столько же человек. Причем за три года посещаемость выросла вдвое! А в "Формуле-1", между прочим, обратная тенденция.

По телевидению чемпионат транслируется каналом Eurosport и рядом компаний, которые перекупают у него права. Так вот, суммарная телеаудитория серии составила год назад более 200 млн человек из 103 стран. Среди них не только государства Европы, где в основном на "формульных" трассах проходит большинство этапов, но и, допустим, США, Австралия и Южная Корея. В общем, статистика внушает уважение.

Тут, правда, надо оговориться. Правильнее рассуждать об успеха не одного FIA GT, а так называемого Super Racing Weekend. Эта гоночная структура, возглавляемая Стефаном Рателем (его часто сравнивают с Берни Экклстоуном), объединяет три серии, гонки в которых проходят в течение одного уикенда: FIA GT, European Touring Car Championships (ETCC) и "Формула-Renault V6 Eurocup". Слияние произошло три года назад и, как выяснилось позже, было гениальной идеей. Ведь за три дня зритель теперь имеет возможность посмотреть сразу три любопытнейшие гонки.

Они и вправду любопытные. В ETCC (это тоже серия для кузовных, похожих на серийные автомобилей), например, гоняются известные люди из первой "Формулы" вроде Габриэле Тарквини или Яна Магнуссена. А на тестах в Монце основное внимание журналисты и болельщики, разумеется, уделяли легендарному Алессандро Дзанарди, потерявшему в жуткой аварии обе ноги, но оставшемуся пилотом. "Формула-Renault V6" - это в основном молодежь, но молодежь чрезвычайно талантливая, имеющая отличные шансы попасть в более дорогие и престижные чемпионаты. Однако FIA GT - все-таки главная из этих трех составляющих.

И самая, надо сказать, быстроразвивающаяся. Сегодня трудно поверить, что в 1998 году серия переживала кризис и в GT остались лишь три марки - Mercedes, Porsche и Panoz. Нынче этих марок в несколько раз больше: Porsche, Ferrari, Chrysler Viper, Maserati, две эксклюзивные британские - Lister Storm и Saleen. В нынешнем сезоне добавятся Lamborghini и Aston Martin, а число команд-участниц увеличится с 22 до 25.

Кризис помогли превратить в прогресс, как ни парадоксально это звучит, ограничения, введенные Стефаном Рателем. Беда FIA GT заключалась в растущих ежегодно расходах на содержание команды (а все команды в серии - частные, не принадлежащие крупным автоконцернам) из-за необходимости, дабы конкуренты не вырвались вперед, постоянно увеличивать затраты на конструирование автомобилей и их оснащение. Ратель жестко запретил большую часть электронных прибамбасов вроде traction-control. Расходы снизились, хотя и по сей день выглядят внушительно. Бюджеты "конюшен", которые вообще-то держатся в строгой тайне, составляют от $2 млн до $10 млн - у прошлогоднего победителя в классе GT EMKA Racing. Но это автогонки, тут маленьких денег просто не бывает... И конкуренция, так как возможности более или менее уравнялись, стала гораздо более острой.

Боссу Super Racing Weekend удалось найти и другие способы, как с помощью искусственных мер поддержать ее на уровне. Ну, к примеру, он лимитировал нижний предел веса автомобиля - 1100 кг. При этом три лучших экипажа в каждом классе перед очередной гонкой получают весовой гандикап. В GT лидеру "довешивают" 40 кг, в N GT - 20 кг. А те, кто идет на местах начиная с пятого и ниже, наоборот, имеют право на послабления - 20, 30, 40 кг. Понятно, что если вес одной машины на центнер больше, чем у другой, первой, пусть она и реально быстрее, что в субботней квалификации (она состоит из двух 45-минутных сессий, результаты которых суммируются), что в воскресной гонке придется довольно-таки тяжело.

Надо признать, что регламент работает. По крайней мере обгонов в FIA GT всегда много. Много жесткой, чуть ли не борт в борт борьбы, аварий и вообще того, что именуют, когда речь заходит о гонках, зрелищностью.

НАСТОЯЩИЕ ГОНКИ

В этом межсезонье, правда, поклонников FIA GT ждала грустная новость: из серии ушел ее наиболее, наверное, острый (как собственно в гонке, так и на язык) пилот Джеми Кэмпбелл-Уолтер. Он был своего рода Айртоном Сенной этого чемпионата. О смелом и высокомерном шотландце, ездившем на редком Lister Storm, слагали легенды. Вот два самых свежих эпизода, в которых он был центральным персонажем.

В прошлом году на трассе в немецком Ошерслебене Кэмпбелла-Уолтера догнал знаменитый Филипп Алльо. Viper француза был явно быстрее. Однако Кэмпбелл-Уолтер не был бы Кэмпбеллом-Уолтером, если бы пропустил соперника вперед. Кадры взлетающего верх, падающего на асфальт и разбивающегося вдребезги после столкновения с Lister автомобиля Алльо потом неделями крутили по телевидению. А дисквалифицированный Джеми Кэмпбелл-Уолтер в протоколе после гонки, объясняя свое поведение, написал следующее: "Поскольку Lister Storm - английский автомобиль, рулевая колонка у него находится справа, и я не вижу, где находится какой-то гонщик". Именно так - "какой-то гонщик".

Или другой эпизод, уже барселонский. Кэмпбелл-Уолтер едет вслед за чьей-то Ferrari. У Ferrari вдруг отрывается целиком вся нижняя кевларовая пластина и влетает в лобовое стекло Lister Storm. В принципе в такой ситуации Кэмпбеллу-Уолтеру должно было срезать голову, но по счастливой случайности пилот не был задет. Спустя десять минут то, что осталось от Lister Storm, заезжает в боксы. На чудом выжившего пилота устремлены с полдюжины телекамер. И вот как звучит его первая фраза, сказанная спустя секунду после явления народу: "Если конструкторы Ferrari имеют проблемы со своим автомобилем, мы с удовольствием им поможем".

Но и без Джеми Кэмпбелла-Уолтера колоритных личностей и просто классных гонщиков в FIA GT хватает. Тот же Стефан Ортелли. Проехав рядом с ним (на пассажирском сиденье) круг по трассе в Монце, понял, почему он стал двукратным чемпионом мира. Если честно, то уже где-то секунд через 15 на первом повороте после сброса скорости с 270 до 50 км/ч и такого же моментального - кажется, за одно мгновение - набора темпа до прежнего захотелось это сиденье как можно скорее покинуть... Есть молодой Маттео Бобби, выигравший предыдущий чемпионат в GT; специалисты прочат ему большое будущее в "Формуле-1". Есть амбициозные русские.

Есть, наконец, те, кто уже был в первой "Формуле", а теперь выступает здесь. Помимо Алльо это и Томаш Энге, и Жан-Марк Гуньон. Но с "Формулой-1" они свой чемпионат не любят сравнивать. Не потому, что он хуже, а, напротив, потому что уверены: настоящему гонщику нужна именно такая битва, в какой участвуют они, а не соревнование бюджетов и технических наворотов. "Я отношусь к 'Формуле' как к большому красивому шоу. Гонщики в нем - это труппа актеров, каждому из которых отведена своя роль. Главная, вокруг которой крутятся все остальные, у Михаэля Шумахера. У нас же реальные гонки. И поверьте, всем, кто в FIA GT выступает, хочется здесь и остаться",- сказал мне в Монце Алексей Васильев.

Судить о том, является ли "Формула-1" настоящим соревнованием или действительно в сопоставлении с FIA GT она попросту шоу, конечно, не берусь. Но вот пара фактов, свидетельствующих в пользу "туринга". В конце прошлого чемпионата в гонке в Монце участвовал Джанкарло Физикелла, суперзвезда "Формулы", и так и не сумел финишировать - разбил свою Alfa Romeo об "отбойник". И Михаэль Шумахер как-то должен был выступить в одной гонке. Отказался он от нее, когда на тренировке проиграл своему партнеру Габриэле Тарквини шесть секунд на круге...

А напоследок одна неподтвержденная пока официально информация. В паддоках FIA GT активно обсуждают новость о том, что на каком-то из этапов этого сезона в рамках Super Racing Weekend за рулем Ferrari появится новый пилот. Зовут его Ален Прост. Да-да, легендарный француз, четырехкратный чемпион мира, захотел, как говорят, опять окунуться в атмосферу настоящих гонок - тех, к которым он привык, когда боролся не на жизнь, а на смерть с Айртоном Сенной. И самой настоящей ему показалась как раз эта серия.

"НАШ ЧЕМПИОНАТ - ЭТО СОВСЕМ ДРУГОЙ ЖАНР"

Об особенностях чемпионата FIA GT корреспонденту "Ъ-Спорта" рассказал пилот YUKOS-Freisinger Николай Фоменко.

- Серию FIA GT можно назвать жесткой?
- Я считаю, что из серий высшего разряда, приоритетных для Международной федерации автоспорта (а это "Формула-1", FIA GT и "Формула-3000"), наша - самая жесткая. Тут нет такого, чтобы, как в "Формуле", первые уехали - и вся борьба заканчивается. У нас больше трех десятков машин, и нет таких головокружительных разрывов, как между Ferrari и Minardi. Борьба бесконечная. Плюс огромная физическая нагрузка. Она в принципе равносильна той, которая в "Формуле-1". Только там ты на открытом воздухе, а у нас, бывает, даже приходится специально подавать в кабину кислород, обеспечивать кондиционирование. Внутри ведь температура поднимается до 60° С. Неудивительно, что гонщики, которые выступают в этой серии, в сильных национальных чемпионатах Германии, Франции, Италии и Испании - заведомые лидеры.

- Насколько я понимаю, на ваш взгляд, FIA GT даже сложнее, выражаясь языком дилетанта, чем "Формула-1". Не преувеличиваете?
- Давайте разберемся. Почему, скажем, Джанкарло Физикелла в Монце в прошлом году заехал в стену? Не потому, что он плохой гонщик, а потому что забыл: то, что ему позволено в "Формуле", не позволено на машине Alfa Romeo. Он со своими поздними торможениями и ранним открытием газа выбросил, получается, на ветер несколько сотен тысяч евро - столько, сколько стоила машина. Я же в прошлом году ездил в "Формуле-Renault" и сразу привез в Спа полторы секунды чемпиону Бельгии... Все дело в том, что здесь в FIA GT ты привыкаешь к тому, что ошибки не прощаются. Тут запрещены все эти электронные "примочки". Тот, кто у нас включает traction-control, автоматически наживает себе кучу проблем. FIA GT - это, по существу, другой жанр, совсем другой, нежели "Формула". Это с точки зрения работы с машиной потрясающе тяжелая и полезная школа. Сегодня гонщик FIA GT, попав в "Формулу-1", я убежден, может ехать как минимум на среднем уровне. То есть не победит, возможно, но на Jordan 13-е место займет.

- И в смысле борьбы тоже другой жанр?
- Наши гонки - это бой от начала до конца, с первой до последней минуты. Вот, скажем, в прошлом году Леша вытащил четвертое место на Сицилии за 400 м до финиша - в сумасшедшей борьбе, обгоном. Этот чемпионат похож на "Формулу" времен Айртона Сенны и Алена Проста. В сегодняшней "Формуле" Рубенс Баррикелло пропускает Михаэля Шумахера. В FIA GT тебе никто официально не запретит этого делать. Но никто этого делать не будет сам - все прекрасно понимают, какие после такого поступка будут трудности во взаимоотношениях с коллегами. У нас, повторю, остается дух "Формулы" конца 80-х годов - времен драк Сенны и Проста, времен, когда лидеры менялись по четыре раза за круг, когда гонялись настоящие "горячие парни". И мне это очень нравится.
Кстати, популярность FIA GT растет во многом за счет сильной потери популярности "Формулой-1". Факт, что там пилот уже не имеет той ауры, которая у него была раньше. Там нажал - поехал, а все остальное за человека делает электроника. А у нас тут бои, аварии. Народ ведь любит экшн.

- Вы с Алексеем Васильевым уже пятый год в этой серии. Признайтесь: рассчитывали, когда дебютировали, что задержитесь так надолго, что когда-нибудь будете претендовать аж на победу в чемпионате?
- Я вспоминаю, как в 2001 году после гонки в Австрии мы лежали на полу и не могли встать. Усталость была жуткой... Раньше мы многого не умели. Не умели психологически, например, настраиваться. Все эти моменты переживаний, мандража ушли два-три сезона назад. Не понимали некоторых принципов работы. Поначалу - вот что значит русские! - хотели помогать механикам снимать коробки передач, откручивать колеса. А потом все изменилось. Теперь у нас как в любой профессиональной команде: мы свою работу сделали, делайте теперь свою.
Действительно, был момент, когда мы думали, что ничего не выйдет. В 2001 году состоялось заседание комитета FIA, на котором нам сказали, что мы опасны. Пусть, говорят, покатаются в национальных чемпионатах, наберутся опыта. И тут Манфред Фрайзингер встал и попросил: "Дайте им еще одну гонку". При том что к тому времени мы разбили ему порядка десяти автомобилей. И мы поехали. Так и добрались до top-20.

- Долгий путь... В гонках быстрый успех нереален?
- Да любой русский гонщик, попав сюда, все начнет с нуля! Поверьте, это такой вид спорта, которого в России пока нет. Или вот вам пример. Toyota в "Формуле-1" тратит $650 млн в год, и пока она не приблизилась к очковой зоне, хотя гоняется уже четвертый год... В автогонках все должно совпадать. Ты можешь быть блестящим пилотом, но ехать на неконкурентоспособной машине. Представьте, где бы оказался Шумахер, если бы его посадили на Minardi? Я думаю, именно там, где находится сейчас Minardi.
А у нас, конечно, есть прогресс. Если бы такие технические возможности, такой опыт мы бы имели в 2001 году, то стали бы чемпионами. Но уровень чемпионата за это время резко поднялся. Не осталось людей, которые покупают места в командах, так называемых джентльмен-драйверов. Остались только драфтовые гонщики, которые ведут за собой спонсоров. Вот вам к вопросу о совпадении факторов.

- И все же в этом году у вас реальный шанс стать чемпионами со своей командой. Согласны?
- Давайте не будем забегать вперед. Во-первых, с этой машиной, которая, несомненно, очень хороша, работы еще будет достаточно, как и с любой новой машиной. Во-вторых, все знают, что YUKOS-Freisinger подписал контракты с Michelin и Porsche Motorsport, а вот мы не знаем ситуацию у наших соперников. Узнаем только в Монце. Но, судя по слухам, в первой фазе чемпионата у нас неплохие шансы. А затем у большинства тоже появятся новые машины. Впрочем, в автогонках говорить о шансах смешно. Гонщик желает, а Бог располагает - все может случиться. Возьмем Michelin. Я очень ценю эту компанию, но мы не можем сказать, насколько она готова к FIA GT. В "Формуле-1" от резины требуются иные качества. Там гонки короче, уровень изнашиваемости должен быть другой. Видите, сколько нюансов.
Единственное, в чем я не сомневаюсь,- это в том, что мы попали в великолепную команду. Во Freisinger есть много интересных вещей. По системе поведения, организации дела она напоминает мне Williams. Очень хитрая, очень расчетливая конструкция.

- А стиль управления у Манфреда Фрайзингера столь же суровый, как у Фрэнка Уильямса?
- Да. Если он похлопает тебя по плечу после гонки, можешь считать это высшей похвалой... А после самой первой нашей гонки мы и вовсе были в шоке. Приехали последними, но доехали, что вообще-то случай исключительный. Выходим и не знаем, как себя вести. А Фрайзингер просто говорит: "В среду на Нюрбургринге". Затем садится в машину и уезжает. Его не интересовало, есть ли у нас виза или нет, есть ли деньги на самолет, в среду - и все. Но это была фраза, которая означала: я вами займусь. Если к этому стилю привыкнуть, если его правильно понимать, то все будет нормально.

- А со Стефаном Ортелли у вас какие отношения? Говорят, что с суперзвездами общаться и работать вместе нелегко.
- Мы с ним просто друзья - на уровне домашних тусовок. Но мы так много времени проводим вместе, что в гоночной жизни, что называется, делаем паузу. Может, поэтому создается впечатление, что общаемся мы не так уж много.

- У вас, русских, за годы выступлений в FIA GT, интересно, появились персональные болельщики? Ну, такие, которые ездят за вами и исключительно ради вас на все гонки?
- Появились. Человек 15-20 таких вот оголтелых наберется. Даже в Америке есть поклонники. В Европе же это в основном англичане и португальцы, причем англичане, как ни странно, пожилые люди - лет по 60-70.

КАЛЕНДАРЬ ЭТАПОВ ЧЕМПИОНАТА FIA GT
28.03 Монца (Италия)
18.04 Валенсия (Испания)
2.05 Маньи-Кур (Франция)
16.05 Хоккенхайм (Германия)
30.05 Брно (Чехия)
27.06 Донингтон-Парк (Великобритания)
1.08 Спа (Бельгия)
5.09 Имола (Италия)
19.09 Ошерслебен (Германия)
9.10 Дубай (ОАЭ)
12.11 Чжухай (Китай)
Команды, выступающие в чемпионате, также примут участие в гонке "24 часа Ле-Мана" 12-13 июня.
Финишировало IV ралли классических автомобилей "Золотое Кольцо"
Lancia выпустит две новые модели
На Васильевском спуске выставили ретро-автомобили участников автопробега Пекин-Париж